Школьные сочинения

Сострадания или осуждения заслуживает Печорин?

03.05.2017 / Сочинения по литературе / Комментарии: 0

Сочинение по роману М.Ю.Лермонтова «Герой нашего времени»

Сострадания или осуждения заслуживает ПечоринГлавный герой бессмертного лермонтовского романа Григорий Александрович Печорин — человек, безусловно, неоднозначный. Его трудно отнести к категории четко положительных или отрицательных персонажей. Впрочем, как и многих других.

Давайте попробуем разобраться. Все же, наверное, стоит уточнить формулировку. Человек — существо сложное. Судить конкретного человека, будь то реальная личность или вымышленная — дело не всегда правомерное. В книгах по психологии, где речь идет о воспитании, предлагают оценивать поступки. Не людей. Так и здесь: чего заслуживает сам Печорин — одному Богу (с учетом того, кем является этот человек — еще и М.Ю. Лермонтову) ведомо, оставим это высшим силам. А вот охарактеризовать поведение героя в свете тех или иных событий — это можно и даже в каком-то смысле правильно.

Всему виной проклятая двойственность натуры Григория Александровича. То, что он творит с людьми вокруг себя, едва ли может вызывать к нему сочувствие. Но так как все события предъявлены нам с позиции его же дневника, то есть, в сущности, через призму его миропонимания — и осудить толком не выйдет.

Печорин — личность исключительно эгоцентрическая. У него есть собственная Вселенная, где он привык находиться. Он в этом мире не плохой и не хороший, он — лишний. Все его окружение нужно ему исключительно в качестве фона для игры с самим собой, люди — пешки.



Нет смысла под микроскопом рассматривать каждый его поступок, описанный в романе. В рамках темы, о которой мы говорим, допустимы некоторые обобщения. Скажем, отношения его с друзьями. С какой стороны раскрывается в них характер героя? Нет у него настоящих друзей, дружба подразумевает общение на эмоциональном уровне, а на это он не вполне способен. Максим Максимыч — товарищ по службе, было и прошло. Грушницкий — тоже бывший сослуживец, и чем эта история закончилась, хорошо известно. Вернер? Да, в какой-то степени… но тоже не суть важно, поскольку отношение к нему Печорина неплохо проявляется в сцене непосредственно перед дуэлью. Вернер пытается всеми силами предотвратить кровопролитие — в первую очередь, симпатизируя Печорину (не Грушницкому же), но Григорий Александрович достаточно отстраненно реагирует на его горячее участие. Мол, кто вам сказал, что я не хочу умереть… Итак, с друзьями — не очень. В смысле, трудно выделить какие-то однозначно светлые свойства натуры.

Далее. Женщины. Тут, наверно, проще из деликатности промолчать. Бедная Бэла! Несчастная Мери… Вера… Вера ему, кстати, скорее друг — пожалуй, она единственная, к кому он именно по-дружески искренне проявляет сострадание (в той мере, в какой он в принципе на это способен).

Веру жаль, наверное, даже больше прочих, поскольку она понимала, с кем имеет дело. Это наиболее сознательная и, следовательно, наиболее жертвенная любовь. Но — к теме. В любовных вопросах Печорин также эталоном добродетели и нравственности не является, с какой стороны ни посмотри. Либо берет на себя ответственность, соблазняет, а потом чистосердечно кается в том, что надоела (тут и бросить бы камнем, но ведь кается! Сам! И вроде понимает, кто в этом всем виноват — а кому от этого легче?). Либо искушает неопытную барышню, доводя страсти до накала, а потом как ледяной водой из ушата: «Я вам скажу всю правду. Я вас не люблю» (какой молодец! Главное честно.

Те же слова произносит пушкинский Онегин, но тот не играл, того до известной степени приперли к стенке письмом — и ответил, что думал. Это другое). Либо скромно довольствуется ролью любовника замужней женщины. Короче говоря, разнообразие некоторое наблюдается, но итог неутешителен: и здесь нехорошо.

Проблема Печорина — его, скажем так, нравственный нейтралитет. Он может быть положительным героем. С тем же успехом — отрицательным. Качества его натуры позволяют ему совершать любые поступки в пределах его понятий о добре и зле — а они очень неоднозначны. В нем, как он сам признает, уживаются двое, при этом один совершает какие-то действия, а второй моментально комментирует их и нередко осуждает.

Здесь, признаться, для гармонии не хватает третьего, который вовремя регулировал бы взаимоотношения первых двух и выносил окончательный вердикт в их прениях. Этим третьим обычно является некая нравственная опора, представляющая основу человеческой личности. Каждый человек склонен к колебаниям и каким-то внутренним разногласиям.

Но не все полностью подчиняют внешний мир — своему личному. Ум, проницательность и способность тонко чувствовать могли бы сделать Печорина подлинным героем, образцом благородства и мужеской чести. Но нет, язвительность и самоедство обратили их в несколько иное… Совершенные им страшные поступки дали бы основание считать его подлецом и негодяем, но лишь в одном случае: если б ему самому его деяния приносили какую-то выгоду. Однако ее нет.

В качестве итога могу сказать примерно следующее: не заслуживает Печорин ни сострадания, ни порицания. Поступки его можно обсуждать долго и с разных точек зрения. А его самого… Не заслуживает ни одного, ни второго по одной очень простой причине: он сам себя и любит, и ненавидит одновременно. Трудно определить, что превалирует. Он сам себе и преступник, и палач. Только вот роли Всевышнего в его душе нет. Чтоб принять и простить тех обоих. Уж куда нам с нашими сожалениями и осуждениями…

Комментарии закрыты.